Разделы сайта

Свежие новости

Полезные статьи

Бизнес в регионах. Как пинчанин открыл кафе для паникеров-клаберов, которое «уже было в Симпсонах»

Бизнес в регионах. Как пинчанин открыл кафе для паникеров-клаберов, которое «уже было в Симпсонах»

Что бы в мире ни происходило, это уже было в «Симпсонах». Не верите? Смотрите. В 2000 году создатели мультсериала пошутили, что Дональд Трамп станет президентом США. Через 16 лет он победил на президентских выборах. В 2012 году в серии «Политические неудачи с Гомером» Европа за долги выставила Грецию на электронный аукцион eBay. Три года спустя в Греции произошел дефолт. Впечатляет? Идем дальше. В шестой серии пятого сезона Мардж Симпсон пошла в спрингфилдскую «Кофейню паникера Джо». 26 лет спустя в Пинске открылась кофейня «У паникера Вити». Совпадение? Не думаем!

Любой путеводитель по Пинску подскажет, что все самые клевые заведения города находятся на пешеходной улице Ленина. В докоронавирусную эпоху по местному Арбату косяками «шпацировали» туристы, гуляли местные и бродили залетные. Хорошая проходимость, уютная малоэтажная застройка конца XIX — начала XX века, много достопримечательностей — пять из пяти на трипэдвайзоре. Если не здесь открывать душевную пинскую кофейню, то где? 29-летний пинчанин Владимир Горошко уверен, что нашел место покруче.

Свое первое (и пока единственное) заведение парень открыл минутах в пятнадцати пешком от исторического центра Пинска, в спортивно-рабочем квартале. Здесь нет ни конкурентов, ни туристов, ни достопримечательностей. Из соседей: бутики, ночной клуб с тренажерным залом, продовольственный дискаунтер и опытно-механический завод. Проходимость в будни стремится к нулю, зато в выходные его кафе — одно из самых популярных мест города.

Мы привыкли к историям о том, как белорусы открывают свое дело в столице и облцентрах, где по сравнению с регионами лучше развита инфраструктура, попроще с кадрами и сбытом. А тут еще и первые итоги переписи-2019 не прибавляют оптимизма: белорусы стремятся в Минск, а районы продолжают терять людей.

Тем не менее найдется немало тех, кто решился запустить свой бизнес не в крупных городах — и создать новые рабочие места и пополнить местный бюджет налогами. Наш новый проект «Бизнес в регионах» — о белорусах из глубинки, которые берут и делают.

«Здесь всю ночь какая-то паника происходит»

С начинающим пинским ресторатором мы встречаемся на летней площадке его заведения. Садимся за столик рядом с полупустой парковкой и бетонным забором. Из-за ограды выглядывают верхушки яблонь и шиферные крыши частного сектора. Ветер треплет полы зонтика над нашими головами, частично обнажая надпись на фасаде кафе: «У паникера Вити».

Фото: Станислав Коршунов, TUT.BY
Владимир

Витя — это отец Владимира. Нет, он не паникер. Паникером был Джо из той самой серии «Симпсонов» 1993 года. Владимир случайно увидел ее по телевизору, когда идея будущего заведения уже сформировалась, а цепляющее название еще не родилось. Забугорное имя Джо для полесского уха звучало чуждо, а вот Витя, как папа, — в самый раз, решил Владимир и поделился своей идеей с родителями. Мама не оценила («Что к чему паникер?!»), папе понравилось.

— Здесь у нас ночной клуб рядом. В выходные он работает по ночам. Вся стоянка заполняется людьми. Все танцуют, отдыхают, веселятся. Здесь всю ночь какая-то паника происходит в хорошем смысле. Поэтому и решил назвать кафе «У паникера». А у какого паникера? У Вити — в честь отца, — смеется Владимир.

Фото: Станислав Коршунов, TUT.BY

Владимир родился и вырос в Пинске. После школы уехал в Москву. Там отучился в университете на специалиста по туризму, а затем вернулся домой с дипломом, свежими идеями и желаниями показать всем и вся, как нужно работать. В Пинске он вместе с сестрой занялся туристическим бизнесом. В этой сфере и работал до того, как отпускные планы белорусов отменил коронавирус. Сейчас с туризмом все сложно. С общепитом тоже, вздыхает Владимир. А где не сложно, вздыхаем вместе с Владимиром мы.

— Всех эта ситуация пошатнула. Туризм вообще закрылся. Кафе уже лучше. У нас в Беларуси карантина вроде как нет, можно работать. Хотя два месяца не давали, — говорит пинчанин.

«У меня не стояла цель открыть кафе ради кафе»

Кофейню во дворах улицы Брестской он открыл полтора года назад. Несмотря на удаленность от центра и низкую проходимость, Владимир уверен, что лучшей точки в городе не найти.

— Я кафе это открывал именно от места. Здесь ночной клуб, дискотека. Летом парковка забита машинами. Много людей вокруг, все веселятся, — объясняет Владимир.

Фото: Станислав Коршунов, TUT.BY

Пинчанин подчеркивает, что идею открыть заведения ему подкинули сами клаберы. Владимир обратил внимание, что часть посетителей соседнего ночного клуба на дискотеку приходят только потанцевать, а выпить и закусить бегут к багажникам иномарок, припаркованных у входа. Такой порядок вещей не устраивал ни администрацию заведения, ни милицию, ни самих клаберов, которые рисковали испортить себе отдых штрафом за распитие алкоголя в общественном месте. Видя, что спрос есть, а предложение отсутствует, Владимир решил действовать:

— У меня не стояла цель открыть кафе ради кафе. Моя цель была открыть кафе и заработать. Я здесь живу рядом и видел, что на парковке по выходным «движуха», много людей собирается. Сюда все приезжали со «своим». Когда «свое» заканчивалось, они ездили на заправку за добавкой. Стало понятно, что можно здесь открыть кафе: с едой и напитками.

Фото: Станислав Коршунов, TUT.BY

«Сделай нам сэндвич с сосиской»

Свою первую кофейню Владимир открывал на отложенные за время работы в турбизнесе деньги. Стартовый капитал составил около 10 тысяч долларов. На эти средства он арендовал пустое помещение, сделал ремонт, закупил оборудование, мебель. Самое дорогое приобретение — кофемашина. За нее отдал примерно 2 тысячи долларов.

— Я рассчитывал, что если заведение за год окупится, то нормально.

— Получилось?

— Окупился за восемь месяцев, — улыбается парень, — Сейчас уже спокойно работаю. Только пандемия нас подкосила. Ночной клуб на два месяца закрылся и мы перешли только на ночной режим работы. Эти два месяца, считай, в ноль работали. Доходы еле-еле покрывали расходы. Были мысли закрыться. Но в итоге просто сократили график, чтобы ребят без работы не оставить. Вакансий ведь на то время не было. А сейчас уже все нормально. С 12 июня мы перешли в обычный режим. Все хорошо, люди есть.

Фото: Станислав Коршунов, TUT.BY

Упор в кафе сделали на авторском стрит-фуде. Меню начинающий ресторатор составлял с поваром, которого нашел по объявлению в интернете. Парень молодой, но опытный — успел поработать в нескольких заведениях Пинска и Москвы. Он написал рецептуру бургеров, сэндвичей, хот-догов, лодочек и создал фирменные соусы. От шаурмы в заведении сразу отказались:

— Шаурмы в Пинске хватает. Тут отъехал ближе к центру и купил. Зачем она нам?! Первая идея вообще была пиццерию открыть. Искал долго оборудование, печи. Но все оказалось дорогое и большое. Поэтому отказался от пиццы. У нас по оборудованию попроще: гриль для сэндвичей и фритюр для картофеля Фри.

Специфика заведения — только свежая выпечка. Булки для бургеров и сэндвичей Владимир заказывает у производителя в Пинске. Ингредиенты закупает у поставщиков и в местном продовольственном магазине.

— Всегда к выходным закупаюсь под завязку. Иногда и этого не хватает. Пару недель назад в субботу к 3.00 все закончилось. Остались только вода и немного пива. Ни картошки, ни хот-догов, ни сэндвичей. Все разобрали, — объясняет Владимир.

— Не думал на такие случаи закупить пару буханок черного хлеба, чтобы бутерброды с маслом продавать, когда склад пустой?

— Да, — смеется Владимир, — Иногда у нас такое просят… Как-то под утро пришли клиенты, говорят: «Дай нам хоть что-нибудь». А у нас только сосиски и булки для сэндвичей. Все. Они нам: «Сделай нам сэндвич с сосиской».

Посмотреть эту публикацию в Instagram

Публикация от Кафе У Паникера Вити (@cafeupanikeraviti) 5 Май 2020 в 1:14 PDT

«Мужики начали бить бутылки стеклянные о голову»

В выходные выручка заведения составляет около 600−700 рублей. Средний чек — 10 рублей. На эти деньги «У паникера Вити» можно купить сэндвич и напиток.

— Старались не гнуть цены. Бывает, конечно, что люди приезжают и удивляются, увидев в меню сэндвич за 6 рублей. Но когда они его попробуют, вопросы отпадают. Подавляющему большинству наших клиентов все нравится. Потому, что каждую позицию пробовал я, мои друзья и знакомые. Если бы кто-то сказал «невкусно», то этого в меню не было бы.

Фото: Станислав Коршунов, TUT.BY

Аренда помещения с летней площадкой обходится примерно в 300 евро за месяц. В кафе посменно работает три человека. Оплата почасовая. В смену выходит около 33 рублей на человека. Днем, когда наплыв клиентов небольшой, справляется один работник. В ночную смену выходят двое и Владимир.

— Ночью тут разные ситуации возникают. В основном все спокойно проходит, но где-то полгода назад мужики начали бить бутылки стеклянные об голову. Я после этого перестал продавать напитки в стекле. Только банки, — объясняет пинчанин.

Посмотреть эту публикацию в Instagram

Публикация от Кафе У Паникера Вити (@cafeupanikeraviti) 17 Июл 2019 в 10:38 PDT

«Как можно вкладываться, если непонятно, что будет через месяц»

Кафе «У паникера Вити» устроило всех. Владельцы ночного клуба на Владимира не в обиде:

— Они только за. Я ведь у них помещение арендую. Лишь бы люди сюда ехали.

Милиции больше не приходится гонять пьяную молодежь, молодежи больше не надо прятаться от милиции. Даже соседям из частного сектора такое соседство не мешает. За полтора года от них была только одна жалоба — клиенты с летней площадки выбросили мусор через забор прямо в соседский огород.

— Это было в последние выходные. Сам понимаю, что неприятно. На следующие выходные столы переставлю подальше от забора, ближе к дороге, — признает претензию Владимир.

Фото: Станислав Коршунов, TUT.BY

Коронавирус отучил парня заглядывать далеко вперед. Пока цель одна — не потерять то, что есть:

— Поначалу, когда только открыл кафе, думал открывать и второе. Где-нибудь в центре, где хорошая проходимость, чтобы можно было не ждать, как здесь, выходных. Но сейчас планы поставил на паузу. Как можно вкладываться и какой-то бизнес открывать, если непонятно, что будет через месяц, через два.

Источник