Разделы сайта

Свежие новости

Полезные статьи

Как живут перуанцы и чему у них можно научиться (а чему не стоит)

Как живут перуанцы и чему у них можно научиться (а чему не стоит)

Журналистка Анастасия Полосина, переехавшая в Чили, рассказывает о соседнем Перу. На родине инков, которую почти не испортила цивилизация, древнее наследие уживается с туристическими аттракционами, а высокая кухня — с гастрономическим экстримом.

Лима, столица Перу. Фото: Википедия

Наследие древних

К столику на террасе кафе в Священной долине подходит девочка лет семи с козленком на руках. На ней яркий расшитый розовый кардиган, широкая юбка и громоздкая шляпа, напоминающая торшер лампы. Бахрома шляпы колышется в такт движениям девочки. Белый козленок, похожий на живую игрушку, утопает в пестрых шерстяных помпонах. Девочка предлагает посетителям кафе сувениры. Получив отказ, равнодушно пожимает плечами и скрывается в толпе туристов.

В высокогорных деревнях по всей стране живут люди, чей жизненный уклад мало изменился со времен империи инков, которая простиралась на основной части Перу, разве что электричество провели, а дети гоняют футбольные мячи по пыльным дорогам.

В стране по сей день огромное число кечуа прямых потомков инков, обладателей черных смоляных волос, широких скул и орлиного профиля. Они селились в высокогорных регионах с трудными условиями для жизни, что на долгое время изолировало этот народ Анд от остальных регионов.

Кечуа носят детей и скарб в шерстяных палантинах за спиной, как делали их предки сотни лет назад. В них же приносят товары на продажу в города — те, кто беднее, спускаются продавать жареный маис, мешочек с которым кладут прямо на тротуар, и в ожидании покупателей вяжут, сидя на земле.

Крошечные чолиты, несущие на себе громоздкие тюки, — впечатляющее архаичностью явление. Пришла цивилизация, с мнимыми благами, «Старбаксом» и мессенджерами, а для этих женщин с длинными косами ничего не изменилось. Ни при империи инков, ни при Перуанском королевстве, ни при Республике Перу. Разве что появилась новая ниша для заработка — продажа сувениров и вязаных изделий туристам, или гринго. И позирование в нарядных костюмах с ламой на веревочке. Для многих семей высокогорья это важный источник дохода.

Сильны и суеверные поверья индейцев кечуа. Крыши домов в Священной долине до сих пор украшены статуями с двумя глиняными быками, символизирующими равновесие плохого и хорошего духа, — они оберегают обитателей.

Парадокс, но язык инков признали официальным наравне с испанским только сорок лет назад. Хотя в Перу это второй язык по популярности, на нем разговаривает 18% населения. В Перу 47 языков, включая такие, которыми владеют максимум сорок человек. Такая живучесть тысячелетней культуры, которая застыла на века и вопреки всему, впечатляет.

Время собирать камни, или Ставка на туризм

Вид на гору Уайна-Пикчу и руины Мачу-Пикчу. Фото: Wikipedia Commons
Вид на гору Уайна-Пикчу и руины Мачу-Пикчу. Фото: Wikipedia Commons

Говоришь Перу — думаешь про Мачу-Пикчу. Цитадель инков, до которой так и не дотянулись решительно настроенные конкистадоры, сегодня штурмуют не менее решительные туристы. Инки покинули это место задолго до прихода в Перу завоевателя Франсиско Писсаро. Мачу-Пикчу мирно осыпался и зарастал лианами пятьсот лет, пока туда не ступила нога англичанина Хайрама Бингема в 1911 году. Он увидел груды каменных блоков, о чем написал в книгах.

Перуанцы смекнули, что пришло время собирать камни в буквальном смысле. Они восстановили крепость и привели ее в сегодняшний инстаграмный вид. Мудрое решение подняло туризм в стране на новый уровень. Сегодня Мачу-Пикчу принимает не более 5940 человек в день, как и подобает особе королевской крови. А сколько не пробужденных от сна цитаделей по-прежнему скрывается в окрестных горах…

Другая достопримечательность региона — блоки гранитных валунов, подогнанные друг к другу без всякого раствора, да так плотно, что даже лезвие не пролезет. Загадок вокруг древних стен больше, чем ответов, иные историки считают, что их воздвигла культура, более развитая и древняя, чем инки. Сегодня эти каменные глыбы возносятся узкими дорогами на Куско и придают городу вид обители инков. Но так было не всегда.

Конкистадоры строили дома и соборы на крепком фундаменте построек инков, среди которых было много храмов и дворцов. Частые землетрясения уничтожали испанские здания, а из-под их останков на свет являлась кладка инков. В ХХ веке перуанцы решили воздать должное культурному наследию и расчистили гранитные блоки далеких предков от наносного.

В бывших резиденциях видных колониальных деятелей и монастырях сегодня располагаются пятизвездочные отели. Сложно не разглядеть в этих переменах иронию судьбы и новые исторические приоритеты перуанцев. Ведь это не только культурное наследие нации, но и золотая жила.

Бодрый дорожный хаос

Храм солнца в Мачу-Пикчу. Фото: Wikipedia Commons
Храм солнца в Мачу-Пикчу. Фото: Wikipedia Commons

Юркий тук-тук подрезает толпу, поток машин оглашает перекличка клаксонов, сигнал красного на светофоре все равно что знак пешеходу «Берегись автомобиля!».

На перуанских дорогах царит этакий азиатский хаос в смягченной версии. Какофония звука — его саундтрек, удушающая загазованность — примета.

Заметна и любовь перуанцев к специфичному тюнингу машин. Неоновые огни кислотных оттенков переливаются на фарах и в салоне, как магазинная вывеска ночью. Форсаж по-перуански.

Водить машину в этой стране — стресс. Быть пассажиром — не меньшее испытание для душевного равновесия. А пешеходу не помешает забыть все, что он знал о правах пешехода, и включить осмотрительность десятого уровня.

Классовое разделение

Сегрегация в обществе по оттенку кожи и социальному происхождению — повсеместное явление в Латинской Америке, как дань колониальному прошлому. Чем выше в стране процент населения, в чьих жилах кровь коренных народов не была разбавлена конкистадорами, а потом и прочими европейскими эмигрантами, тем заметнее иерархия и разделение на подгруппы.

В Перу потомков индейцев более чем достаточно, и потому деление на классы здесь предельно четкое. Истории про self-made редки, а социальные лифты двигаются со скрипом. Перуанцу достаточно одного взгляда, чтобы определить статус человека по манере общения и внешности.

Женщина-кечуа с ребенком. Фото: Википедия
Женщина-кечуа с ребенком. Фото: Википедия

Богатые перуанцы представляют собой закрытое общество — живут в строго определенных районах, вращаются в узком кругу. Не случайно среди них много высоких, светлоглазых и лучезарных — браки заключаются строго с себе подобными.

Средний класс численно растет в последние годы. Такой перуанец — с классической внешностью метиса, где в разной пропорции сплелись гены коренных жителей и испанцев. Отдельным костяком внизу социальной лестницы стоят кечуа и другие представители индейских групп. Как правило, это беднейшие слои населения.

Иностранец из западных стран для местных всегда останется загадочным объектом, имя которому гринго. Изначально так называли американцев на каникулах в хрестоматийном образе — с обгоревшими лицами, в шортах цвета хаки и панамках. Постепенно этот термин стали применять для всех западных гостей, то есть избалованных богатых людей из благополучных, по мнению перуанца, стран. И дело не только во внешности — перуанец из высокого социального класса может быть светлолик, может ничем не отличаться от условного испанца из северных провинций, а приезжий гринго может быть смуглым и низкорослым. Но между ними — пропасть. Гринго ничего не знает о тяготах настоящей жизни, поэтому к нему следует отнестись со снисхождением.

О том, что в каждой стране мира есть бедные и богатые, с делением на социально-экономические группы, перуанцы редко задумываются. Ведь если на лице «не написано», то как это можно понять? По каким признакам «сканировать» собеседника?

Легкость бытия и никаких забот

«Вы принимаете карты MasterCard?». «Конечно, все карты принимаем», — успокаивает меня администратор отеля. Заверение ложное, и в момент выселения я бегаю по всему городу в поисках единственного банкомата, где наличность кончилась еще в понедельник утром, а сегодня среда.

Порой добиться конкретики от собеседника в Перу — задача повышенной сложности. По логике местных, между «да» и «нет» лежит палитра оттенков, где для каждого найдется тот, что по вкусу. Зачем себя ограничивать?

Перуанцы европейского и смешанного происхождения. Фото: Википедия
Перуанцы европейского и смешанного происхождения. Фото: Википедия

Усложнять себе жизнь лишней ответственностью и обязательствами — выбор сильных духом, а таких еще найти надо. Чтобы жить среди перуанцев в мире и согласии, придется лавировать в хаосе непунктуальности, взращивать в себе христианское смирение и принять как данность, что многие обещания не будут выполнены, а сроки будут сорваны. Пусть вас утешит, что это не умышленная вредность, а природное простодушие. Деловой диалог с перуанцем порой утомителен и малоэффективен, и лишь практика поможет сориентироваться в том, что такое хорошо, а что, по местным меркам, довольно плохо.

Универсальный совет для поездки в эту южноамериканскую страну — закладывайте дополнительное время для всех перемещений и важных событий.

Дружелюбие

Человек человеку друг — перуанцы в этом не дадут усомниться и помогут вернуть веру в человечество. Любую проблему обсудят с незнакомцем в подробностях, помогут советом как могут, доведут за руку до нужного перекрестка. Если не помогут, то как минимум посочувствуют, не жалея добрых слов и восклицаний.

Перуанцы не стесняются открыто выражать эмоции и показывать слезы — горя или радости. Их не учат с детства, что мальчики не плачут, а девочки — всегда принцессы, поэтому они остаются непосредственными всю жизнь.

В общении с перуанцем надо помнить и о церемониальности — забыть про резкий тон и прямолинейность и не скупиться на улыбки и слова благодарности даже по пустячным поводам. Иначе собеседнику грозит звание невоспитанного грубияна. Впрочем, молодежь, особенно столичная, относится к правилам общения чуть проще — глобализация все-таки сказывается.

Источник