Разделы сайта

Свежие новости

Полезные статьи

«Никто не знает, каким будет авиационный мир даже через месяц». Как коронакризис изменил работу «Белавиа»

«Никто не знает, каким будет авиационный мир даже через месяц». Как коронакризис изменил работу «Белавиа»

Вспышка коронавируса вызвала самый серьезный кризис в истории авиации. Большинство авиалиний сократили полеты до минимума. В «Белавиа» пандемию называют не иначе, как войной, и счет ведут от 8 марта. Когда закончится кризис, точно не знает никто. Замгендиректора Игорь Чергинец рассказал TUT.BY, как авиакомпания мобилизовалась, чтобы срочно вернуть наших туристов домой, насколько сократилось число полетов и ждать ли в это сложное время открытия новых рейсов, ведь на лето у «Белавиа» были большие планы.

Игорь Чергинец на открытии рейса в Брюссель в 2017 году. Фото: Александр Васюкович, TUT.BY

Еще в феврале этого года генеральный директор «Белавиа» рассказывал об амбициозных планах авиакомпании: открытие новых направлений в Европе и Азии, покупка новых самолетов, проработка лоукост-направлений из региональных аэропортов. Да, в Китае уже бушевала инфекция, но тогда мало кто представлял, что вирус накроет и наш бизнес — первый удар пришелся на туризм и авиацию.

На сегодня большинство авиалиний сократили полеты до минимума, и не только лоукосты вроде Ryanair или WizzAir, но и такие гиганты, как British Airways, Lufthansa, Emirates, American Airlines. Самолеты стоят в ангарах, продажа билетов заморожена, авиакомпании вынуждены отправлять персонал в отпуска и даже увольнять. Четыре датских и шведских филиала лоукоста Norwegian Air, которые составляли основу ее парка, уже объявили о банкротстве из-за коронавируса, без работы останется 4700 человек. Международная ассоциация воздушного транспорта оценивает сокращение оборота в отрасли в 113 млрд долларов. Задача максимум для всех теперь выжить.

Заместитель гендиректора по маркетингу и внешнеэкономической деятельности Игорь Чергинец рассказал, как коронакризис изменил работу авиакомпании «Белавиа».

Как рейс из Минска стал «дорогой жизни»

— Расскажите, в каком режиме вы сейчас работаете.

— Чартерные рейсы сейчас практически не выполняются, хотя на это время у нас были запланированы полеты в Египет, Турцию, но все сдвинулось. Есть только чартеры, которые забирают белорусов из-за границы и разовые чартеры внутри страны, на прошлой неделе, например, мы перевезли футболистов «Динамо-Брест» в Витебск и обратно. Что касается регулярных рейсов, то они пока выполняются, хотя большинство стран закрыли аэропорты. По каким-то направлениям мы уменьшили частоту полетов, где-то ставим самолеты поменьше, а где-то, наоборот, и рейсов больше, и самолеты побольше — такие ситуации тоже есть. Но в целом пассажиропоток сократился существенно.

«Никто не знает, каким будет авиационный мир даже через месяц». Как коронакризис изменил работу «Белавиа»

На сегодня из Минска мы летаем в Амстердам, Барселону, Берлин, Будапешт, Ганновер, Ереван, Женеву, Лондон, Милан, Мюнхен, Париж, Прагу, Рим, Стамбул, Стокгольм, Таллинн, Тель-Авив и Хельсинки. На 25 апреля запланирован первый рейс в Вену. Но этот список постоянно изменяется. Некоторые страны продлевают запреты, где-то, наоборот, сокращаются.

— Вы сейчас возите в основном граждан ЕС, ведь для белорусов въезд в Евросоюз пока закрыт?

— В ту сторону мы везем граждан ЕС, обратно — забираем белорусов. Путешественников среди пассажиров уже нет, это люди, которые просто возвращаются домой, а также дипломаты, работники международных организаций. Ряд стран сделали исключения — пропускают с видом на жительство, разрешением на работу. Понятно, что самолеты сейчас заполнены плохо, хотя разово бывает, что все места заняты. Так происходит сейчас по направлению Ереван, мы даже увеличили количество рейсов и ставим самые большие самолеты. В Армению из Минска сейчас летят, в первую очередь, граждане Грузии, куда напрямую пока попасть нельзя. Из Еревана для них открыт гуманитарный коридор, по которому они могут добраться на родину. Каждый наш рейс в аэропорту встречают грузинские автобусы, которые увозят пассажиров домой. И в Ереване с регулярными рейсами сейчас представлена только «Белавиа». На рейсы до 28 апреля нет ни одного свободного места. Но это сейчас исключение.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY
Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

— По некоторым направлениям вы работаете только на вывоз людей, самолеты идут в ту сторону пустые?

— Да, мы так работаем сейчас, например, на рейсах в Стамбул. У нас были заполнены рейсы в обе стороны, но турецкие власти приняли решение, что даже их граждане не могут прилететь на Родину. Такая ситуация также в Грузии, Азербайджане. Все, кто въезжают в страну, должны на 14 дней уйти на карантин — их расселяют в больницах, санаториях, гостиницах, но мест не хватает, поэтому и были введены такие ограничения. Соответственно, привезти людей в Стамбул мы не можем, можем только вывезти, в Стамбул самолет идет пустой. Конечно, сразу же возникает экономический вопрос. Мы приняли решение изменить расписание — сделали очень ранний вылет из Стамбула, чтобы подстыковать рейсы с нашими европейскими направлениями — в Париж, Лондон, Амстердам — и у нас это получилось, были полные рейсы из Минска в Европу. Мы увидели потоки, которых раньше у нас не было, никто не летел из Стамбула в Париж, Стокгольм или Лондон через Минск, а сейчас это практически единственная возможность. Некоторые пассажиры готовы просидеть в аэропорту до 12 часов в ожидании стыковки. Раньше с послом Франции я общался разве что на официальных приемах, куда очень редко хожу. А сейчас мы созваниваемся через день, он спрашивает, как «Белавиа» летает в Париж, не отменяются ли рейсы, а еще, как мы летаем в Ереван и Тель-Авив, потому что из этих точек попасть в Париж сейчас можно разве что через Минск. Если бы не эти нестандартные для мирного времени шаги, многих рейсов у нас бы просто не было.

Фото: Сергей Балай, TUT.BY
Фото: Сергей Балай, TUT.BY

Стандартные потоки, которые у нас были до начала этого бедствия, не работают. Москва всегда была номер один, даже до того, как мы начали массово перевозить людей из Украины в Россию. Не секрет, что многие работают между Минском и Москвой. Этого мы лишились. Но сохраняемся за счет нестандартных решений. Пока не закрыли полеты в Вильнюс (до 6 апреля), посол Литвы в Беларуси называл наш рейс из Минска «дорогой жизни», потому что литовцы могли добраться из Европы домой только через Беларусь.

— Кто бы мог подумать, что так все изменится, ведь раньше белорусы летали в Европу через Вильнюс.

— Вопрос, что будет потом. Когда-то мы ведь снимем маски, жизнь начнет возвращаться, и в авиации жизнь уже точно не будет такой, как до коронавируса. Если суммировать все предыдущие кризисы, они не сравнятся с тем, что произошло сейчас. Компании-монстры, которые у всех на слуху, полностью останавливают работу. И никто не знает, каким будет авиационный мир даже через месяц.

«Бьемся и пытаемся сохранить то, что имеем»

— Авиакомпании по всему миру сократили полеты, кто-то до 40%, кто-то на все 100%. Какой процент сокращения у «Белавиа»?

— Думаю, у нас осталось не более 25% от того, что было в начале года. И если делать прикидки до конца 2020, я буду счастлив, если у нас останется до 60% по сравнению с тем, что мы имели в прошлом году. Последние годы для нашей авиакомпании были очень хорошие. На лето у нас были просто сумасшедшие планы, и на это были все основания: начиная с ноября 2019, у нас был рост пассажиропотока на 30%, а в феврале 2020-го — 42%. Летом мы рассчитывали удвоить наши показатели. Конечно, мы видели, что происходит в Китае, но не думали, что это затронет и нас, а уже с 8 марта все началось в Беларуси. Я эту войну отсчитываю по дням — с 8 марта. И это вдвойне обидно, потому что еще в феврале мы с коллегами обсуждали, что нам не хватает самолетов на лето, искали варианты на рынке. То, что мы заработали, планировали потратить, прежде всего, на обновление флота. К сожалению, сейчас мы вынуждены тратить эти деньги на то, чтобы продолжить работу. Вопрос, на сколько нам хватит средств.

Фото: Александр Васюкович, TUT.BY
Фото: Александр Васюкович, TUT.BY

— Падение не могло не отразиться на сотрудниках. Вы уволили людей, отправили в отпуск за свой счет?

— Мы очень хотим новые и современные самолеты, но самое большое наше богатство — это люди. Да, сотрудники уходят в отпуск за свой счет. Да, через определенное время возможны частичные простои. Но мы пока не уволили ни одного человека. Самолеты хотя и стоят в ангарах, должны обслуживаться. Работает и дежурная служба, и отдел контроля бронирования, и отдел расписания, и комплекс наземного обслуживания, и другие, — у нас много служб, которые продолжают работать. Это в офисе можно частично уйти на удаленную работу, и мы на это частично пошли.

— Расскажите про лизинговые платежи. Дали ли вам отсрочку, признали ли коронавирус форс-мажором?

— У нас заключены контракты с десятком лизинговых компаний, и с каждой из них мы договариваемся отдельно. Есть компании, которые откликнулись, пошли на сдвиги по времени оплаты или уменьшили сумму. Есть те, кто отказался. А есть те, кто готов дать отсрочку, но сверху насчитать за это проценты. Нет однозначного решения, на мировом уровне, считать ли коронавирус форс-мажором, поэтому мы и вынуждены по каждому контракту решать вопрос.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY
Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

— Несколько раз откладывалось прибытие в Беларусь семи самолетов Boeing 737 MAX, последняя информация была, что их доставят летом 2020-го. Ждете ли вы сейчас новые самолеты?

— В США из-за коронавируса останавливались заводы, в том числе Boeing. И не только там, во Франции Airbus тоже останавливал производство. Поэтому поставка самолетов сдвигается, на какой период, пока сложно сказать. Честно говоря, на данный момент этот вопрос уже не стоит так остро, как еще два месяца назад. Мы получаем компенсацию за то, что самолеты не были поставлены вовремя.

— Авиакомпании во всем мире обращаются к властям с просьбой поддержать их на время кризиса — предоставить налоговые каникулы, снизить сборы. Какая помощь от государства сейчас нужна «Белавии»?

— Мы знаем, что вопрос о поддержке бизнеса сейчас рассматривается, президент неоднократно об этом говорил, в том числе, упоминал и «Белавиа». И я не буду отрицать, что нам нужна помощь, прежде всего, чтобы выйти из кризиса более сильными, потому что коронавирус закончится, и дальше начнется соревнование авиакомпаний. Знаете, мы тут прыгаем вокруг одного-двух рейсов, на которые раньше, может быть, и внимания не обратили. Но сейчас изворачиваемся, чтобы хоть что-то сохранить, хотя лично меня иногда посещают пессимистические мысли, что проще было бы на три месяца уйти в отпуск, уволить часть сотрудников, как это сделали некоторые авиакомпании в соседних странах. Да, это было бы проще, тем более, у коллектива нет ни одной акции, «Белавиа» — государственная компания. Тем не менее, мы бьемся и пытаемся сохранить то, что имеем. Сегодня останавливаются и сокращают свою деятельность и традиционные компании, и лоукосты, и гибриды. Это угроза для всех. И никто не знает, что будет сразу после окончания карантина.

Дипломаты ищут спонсоров, чтобы вернуть белорусов домой

— Расскажите, как компания мобилизовалась, чтобы вернуть наших туристов из-за границы домой?

— Главным здесь является Министерство иностранных дел. По возвращению организованных туристов работало также Министерство спорта и туризма. Я был приятно удивлен, как работают наши дипломаты — на высшем уровне. Сразу был создан чат, куда каждый день стекается информация по каждому человеку, которому нужна помощь, меня в этот чат тоже добавили. Например, турист возвращается из Индонезии через Амстердам, потерялся его багаж — вместе выясняем, что можем быстро сделать. У другого пассажира теряется стыковка в Стокгольме, нужно переговорить с другой авиакомпанией, которая отказывается его брать на борт. Третий из-за ограничений движения внутри Брюсселя не успевает попасть в аэропорт, его на транспорте посольства везут в Амстердам и отправляют на другом нашем рейсе в Минск. Сотрудники посольств и консульств составляют списки, в том числе связываются с людьми в соцсетях, а мы уже идем в помощь — либо берем пассажиров на регулярные рейсы, либо формируем чартеры.

Фото: Сергей Балай, TUT.BY
Фото: Сергей Балай, TUT.BY

Что касается чартерных рейсов по возвращению наших граждан в Беларусь, то это конечно, решение государства. На сегодня мы выполнили около 20 таких рейсов. Все, наверное, помнят ситуацию в аэропорту «Внуково» (Москва), где застряли наши туристы. Дипломаты пытались договориться, что вывезут их на своих автобусах в «Шереметьево» и «Домодедово», где были рейсы «Белавиа» до Минска, но российская сторона не пошла навстречу, оперативно был организован чартер. Также мы вывозили чартером спортсменов из Испании, Португалии. Два рейса было из Азербайджана, семь рейсов из Египта. Кстати, в Египет самолеты летели пустыми, и хотя туроператорам это было невыгодно, они все-таки выполнили обязательства перед туристами, не бросили их со словами: «Это форс-мажор, нас ничего не интересует».

Был вывозной рейс из Дубая, генеральный консул нашел спонсорскую помощь, в итоге стоимость перелета уменьшилась для пассажиров. Спонсоры помогли бесплатно доставить пассажиров из Дели в Минск. Здесь работал и наш МИД, и посольство России в Беларуси, которое обратилось в Банк ВТБ, его «дочка» выступила спонсором и полностью погасила стоимость перелета. Мы вывозили как граждан Беларуси, так и граждан России. Мы, когда видели, что предпринимается дипломатами, продумали, как снизить стоимость — самолет возвращался без дозаправки, мы не заполняли его полностью — так вышло дешевле. Сейчас формируется рейс в Гоа, в списке 86 человек из Беларуси. Но как показала ситуация в Дели, не факт, что все полетят в Минск, часть людей решила все-таки остаться в Индии.

— У вас есть прогнозы, когда все это закончится? Кажется, все уже смирились, что весной никуда не смогут улететь. Но может быть, летом ситуация улучшится?

— У меня на столе два графика. Первый — до какого числа закрыты границы (данные на момент интервью — 21 апреля — Прим. TUT.BY). Австрия, Испания, Великобритания, например, открыты, хотя там есть ограничения по тем, кто может въезжать. Азербайджан закрыт до 31 мая, Бельгия — до 3 мая, Сербия — до 30 апреля, Грузия — до 10 мая, Казахстан — до 30 апреля… Второй график — по авиакомпаниям, которые летают в Минск: «Аэрофлот» прекратил полеты до 15 мая, Utair — до 30 апреля, LOT — до 2 мая, Lufthansa — до 3 мая, Turkish Airlines — до 19 мая… То есть мы видим, что с начала мая начнутся легкие изменения, но это не восстановление регулярного сообщения.

Чартеры на апрель-май отменены, на лето туры продаются, но очень плохо, если раньше туроператоры в день продавали сто туров, то сейчас четыре. Редакция по чартерным программам идет практически каждый день и естественно, не в сторону увеличения. Некоторые направления вообще снимаются.

Фото: Сергей Балай, TUT.BY
Фото: Сергей Балай, TUT.BY

В этом году мы собирались открывать регулярный рейс в Вену, и 25 апреля это состоится — вся Вена на ушах, никто не верит. Пока будем делать четыре рейса в неделю, хотя в планах у нас было десять. Дальше у нас идет Ташкент — на 29 мая, но билеты на этот рейс пока продаются слабо. Мы приняли решение перенести на лето 2021 года открытие рейса в Реус (Испания), рассчитывали на 90% закрыть направление за счет блоков туроператоров, но они говорят, сегодня это сделать нереально — в этом году не до жиру. И второй рейс, открытие которого откладывается, — Актау (Казахстан).

— Расскажите про взаимоотношения с пассажирами. Как часто вы сталкиваетесь сейчас с негативом?

— Честно говоря, я ожидал большего негатива в наш адрес, учитывая состояние людей, которые не могут попасть домой. Им плохо, нет денег, а здесь еще непонятно, что происходит с билетами. В отдельных случаях пассажиры считают, что мы обязаны бесплатно их вывезти, например, из Вьетнама. Они отождествляют «Белавиа» с государством, со спасательной службой. Есть упреки по поводу стоимости перелета. Но мы объясняем, что самолет в ту сторону идет пустой, что до Гоа или Вьетнама мы не можем долететь без посадки и дозаправки, и все это стоит недешево. Можно ведь взять любую зарубежную авиакомпанию и сравнить. Да, перелет стоит недешево, но это оптимальная цена. И мы получаем достаточно много благодарностей, в том числе от посольств иностранных государств за то, что помогли доставить их граждан домой.

Фото: Сергей Балай, TUT.BY
Фото: Сергей Балай, TUT.BY

Думаю, что в отношении «Белавиа» нет сплошного негатива еще и потому, что мы все-таки стараемся всем возвращать деньги за билеты. Да, не день в день, и может быть, не на следующий день, но в течение двух недель люди получают возврат. Мы также призываем пассажиров перенести полет на другую дату — до конца года. И более опытные путешественники выбирают именно такой вариант, потому что они просчитывают: я взял дешевый, акционный билет, а смогу без доплаты полететь летом, то есть это выгодно. Но некоторым важно побыстрее получить свои деньги. Мы знаем, что многие иностранные авиакомпании не возвращают живые деньги, замораживают их на счетах, или меняют на баллы, или предлагают возврат в течение 2021 года. Как бы нам не было тяжело, мы на сегодня приняли принципиальное решение выплачивать деньги, и надеемся, наши пассажиры это оценят.

Источник