Разделы сайта

Свежие новости

Полезные статьи

Новогрудок - Нью-Йорк. Зачем сват и зять президента США хотят приехать в Беларусь этим летом

Новогрудок - Нью-Йорк. Зачем сват и зять президента США хотят приехать в Беларусь этим летом

Основатель и куратор новогрудского Музея еврейского сопротивления Тамара Вершицкая в конце января встретилась в Нью-Йорке с американским миллиардером и сватом президента США Дональда Трампа Чарльзом Кушнером. Он рассказал, что снова собирается приехать в Новогрудок этим летом, чтобы показать одному из своих внуков те места, где когда-то жила его семья. А еще — увидеть Мемориальную стену, построенную в память о 227 евреях, которым удалось сбежать в 1943 году из гетто через туннель. Среди беглецов, напомним, была и мать Чарльза — Рая (Райка) Кушнер. О своей встрече и о том, как в семье американского миллиардера сохраняют память о Беларуси, Тамара Вершицкая рассказала TUT.BY.

Наши дни. Новогрудок — Нью-Йорк

В Нью-Йорк Тамара Вершицкая приехала для участия в международной выставке The New York Times Travel Show 2020. Беларусь в мероприятии участвует уже в четвертый раз, а в этом году решили, что на стенде страны будет представлен и Новогрудок — как успешный пример развития туризма.

— Это результат мероприятий, который мы провели в Новогрудке в прошлом году. Во-первых, съезд потомков партизан отряда Бельского. После этого прошел Республиканский семинар по туризму, где Новогрудок отметили как пример того, как надо развивать туризм. И тут три слагаемых — мероприятия, Музей сопротивления и Любчанский замок, который восстанавливают энтузиасты. В итоге Национальное агентство по туризму пригласило нас поучаствовать в этой выставке, которая проходила в Нью-Йорке с 23 по 26 января. У нас была отдельная стойка, мы рассказывали как о Новогрудке, так и о музее.

Фото: Катерина Гордеева, TUT.BY

— Знают ли американцы что-то о Беларуси или о Новогрудке?

— Скорее нет. Про Новогрудок там вообще никто не в курсе. И если Музеем сопротивления люди интересовались, то буклеты, которые лежали у нас на стенде с информацией о Новогрудке, почти никто не брал. Было востребовано то, где было написано про музей. Что касается Беларуси, то здесь была разная реакция. Но вот опять же показательный пример. Первый день — мероприятия для специалистов в области туризма. Здесь собираются профессионалы. И когда мы начинали говорить о Беларуси, люди даже не знали, о какой стране идет речь. Думали, что наша страна находится в каких-то теплых краях, например. Спрашивали, как мы переносим разницу температур, — смеется Тамара Вершицкая. — Но мы старались рассказать и объяснить, предлагали потенциальным туристам пятидневный тур с разработанным маршрутом и специальным гидом. Рекламки разобрали все.

Фото: Катерина Гордеева, TUT.BY

Тамара же, готовясь к мероприятию, подумала, что просто так приехать на выставку — не совсем правильно. И решила, что надо бы собрать потомков бойцов отряда Бельских, которые живут в Америке и которые не смогли приехать в Новогрудок прошлым летом.

— Я безо всяких связей и просто веря в то, что все получится, написала письмо в Музей еврейского наследия — Museum of Jewish Heritage — A Living Memorial to the Holocaust. Мол, мы маленький, но уникальный музей в Беларуси, и мы предлагаем вам сотрудничество. Там вдруг ответили — и все получилось. В итоге в одном из залов музея собралось около 80 человек, которые познакомились друг с другом, узнали чуть больше про Новогрудок. Мало того, что это очень важно для нас и для них в рамках сохранения памяти, но это еще и хорошая реклама туристического Новогрудка.

А третьим пунктом программы у Тамары Вершицкой была запланирована встреча с Чарльзом Кушнером. И чтобы все получилось, пришлось задержаться в Нью-Йорке на один день, потому что семьи в дни выставки не было в городе.

И Чарльза, и Тамару объединяет Новогрудок. Семья Кушнеров в 1943 смогла убежать из гетто и обосноваться после войны в Америке. Тамара же более 20 лет занимается изучением тех драматических событий.

Фото: Катерина Гордеева, TUT.BY

1939 год. Новогрудок

Немецкие войска уже захватили Польшу. За событиями, которые разворачивались там, на западе, пристально наблюдали в Новогрудке. В семье местных предпринимателей Кушнеров, которые занимались пошивом шапок и шуб, было несколько детей. Старшая девочка в то время училась в Варшаве.

— Кушнеры, узнав о нападении Германии на Польшу, побежали к раввину с вопросом: что же делать? Была суббота, поэтому раввин ответил — ничего, сейчас же Шаббат. Когда они выходили из дома, жена раввина посоветовала: бегите на почту и посылайте телеграмму, пусть девочка едет домой, — рассказывает Тамара Вершицкая.

Об истории местных евреев, она, кажется, знает практически все, по памяти рассказывая о разных семьях. Более 20 лет женщина занимается темой Новогрудского гетто, общается с потомками выживших евреев и участников партизанского отряда Бельских. В 2007 году в районном центре открыли Музей еврейского сопротивления, а в прошлом году рядом появилась Мемориальная стена в память о побеге. Большую часть денег на ее возведение пожертвовал именно Чарльз Кушнер. Он уже несколько раз был в Новогрудке. Первый раз сюда он приехал в 1989-м, привезя с собой маму — Райку Кушнер, которая была одной из тех, кому удалось спастись.

Фото: Катерина Гордеева, TUT.BY
Фото: Катерина Гордеева, TUT.BY

1943 год. Окраина Новогрудка. Гетто

До войны в Новогрудке жили около 6 тысяч евреев. Из гетто бежали примерно 227. Часть из них оказалась в еврейском партизанском отряде братьев Бельских, который действовал в Налибокской пуще, часть, к сожалению, погибла. Из сбежавших спастись удалось всего 124 евреям. Судьба еще 35 до сих пор неизвестна. Всего же войну пережили около 600 евреев.

В бараки трудового лагеря их начали сгонять в 1942 году. Деревянные нары, неотапливаемое помещение, скудный паек, отсутствие чистой воды и постоянный страх неминуемой смерти… Люди знали: где-то в Налибокской пуще есть еврейский отряд братьев Бельских, куда, как говорили, берут всех. Информация о спасительном отряде передавалась из уст в уста. Но как туда попасть, если все находились за колючей проволокой, а территорию гетто тщательно охраняли? Решили копать тоннель. Изготовили детальный план лагеря, воровали в мастерских гетто дерево, опилки, чтобы осушить проход, проложили внутри электрический кабель и даже рельсы, чтобы вывозить землю на тележках. Туннель рыли кто руками, кто лопатами, которые украли у немцев.
Одной из тех, кто активно принимал участие в подготовке побега, была Райка Кушнер — мать Чарльза и бабушка Джареда Кушнера, зятя Дональда Трампа.

Фото: Катерина Гордеева, TUT.BY

Ее мать Хинду расстреляли 7 мая 1943 года, потом был убит ее брат Хоня. Райка, ее отец Зейдель и сестра Лея спаслись.

Потом был отряд Бельских, где Рая познакомилась с Йозефом Берковичем, который взял ее фамилию. В Америке Зейдель занялся жилищным строительством. Его внук — Чарльз — в 1985 году начал управлять финансами семьи и основал Kushner Companies со штаб-квартирой в Florham Park, штат Нью-Джерси, а потом перенес ее в Нью-Йорк. В начале 2007 года Kushner Companies приобрела небоскреб 666 на Пятой авеню в Манхэттене.

И именно там, на 15-м этаже здания, прошла встреча Чарльза Кушнера и Тамары Вершицкой.

Фото: Катерина Гордеева, TUT.BY

28 января 2020 года. Нью-Йорк

— Мы проговорили около часа. На встречу пришла также жена Чарли и одна из дочерей. Я очень удивилась, что они уделили мне столько времени, — говорит Тамара. — Ранее Чарльз пожертвовал 36 тысяч долларов на строительство мемориальной стены в Новогрудке. Всего стоимость проекта — 44 тысячи. Он сказал, что даст только часть денег, а остальное мы должны найти сами. И в этом есть смысл: поиск денег и меценатов — очень сложный процесс, который в какой-то момент становится частью твоей жизни. И это значит, что, отдав ему столько сил, ты не бросишь все это на полпути, а доделаешь все до конца. Такой психологический момент, о котором Чарльз знает.

Помимо мемориальной стены, Чарльз финансово поддерживает и Музей еврейского сопротивления. Во время встречи он пообещал и далее оказывать ему материальную поддержку. А еще говорил о том, что снова приедет в Беларусь этим летом и привезет сюда одного из внуков, которому исполняется 13 лет.

Фото: Катерина Гордеева, TUT.BY

— Кушнеры считают Новогрудок своей родиной?

— Понимаете, прямо родиной Новогрудок они не называют, но чувствуют с ним какую-то генетическую связь. Пример не о них, но вот как это происходит. В январе сюда приезжал клоун из Нью-Йорка Гарри Резник (его родственники тоже из Новогрудка) с младшей дочерью. И вот 21-летняя девушка, которая здесь была впервые, вдруг мне говорит (в это время мы прогуливались в сквере Мицкевича), что чувствует себя в Новогрудке, как дома. То есть это что-то на энергетическом уровне. Так и у Кушнеров, скорее всего. Почему им нравится Беларусь? Здесь мало людей и неограниченный простор. В Нью-Йорке, особенно на Манхэттене, ты идешь по улице — и солнце тебя не касается. Его просто не видно из-за небоскребов. Движения воздуха нет. Если ты проходишь мимо каких-то закусочных, то запах фаст-фуда стоит намертво. Здесь же такого нет, — говорит Тамара Вершицкая и добавляет, что для Кушнера очень важна история его семьи: в его небольшом кабинете очень много фотографий родственников, детей и внуков.

— Фотографии стоят даже на полу. Вообще, у евреев в общем и у Кушнеров в частности можно поучиться тому, как они сохраняют память о своем прошлом, как сохраняют семьи. Для них это норма жизни, и такому восприятию окружающего мира способствует еврейская традиция, где Шаббат — это особенное время, когда вся семья обязательно собирается вместе.

Фото: из архива музея, Марины Ярошук
Чарльз Кушнер с внуками и сотрудницей новогрудского музея несколько лет назад. Фото: Марины Ярошук, kp.by

Когда Чарльз Кушнер приедет в Беларусь — пока не известно. Кстати, это будет его уже пятый приезд. Обычно, семья Кушнеров останавливается в одной из гостиниц Минска, путешествуют по стране они на автомобиле с личным водителем. Так как часть семьи строго придерживается обычаев и предпочитают кошерную еду, то провизию берут с собой.

— Но как-то они зашли в магазин и купили сыр, селедку и хлеб. А потом просто на улице стали все это есть, сев за столик около супермаркета, — говорит Тамара Вершицкая.

Фото: Катерина Гордеева, TUT.BY

В каждый свой приезд Чарльз Кушнер привозит в Новогрудок своих внуков, сам проводит для них экскурсии и показывает, где в центре местечка стоял дом их прабабушки, где был туннель и где людям приходилось жить во время своего пребывания в гетто.

Кстати, сын Чарльза, зять Трампа Джаред Кушнер в Беларуси еще не был. Может быть, и он приедет этим летом в Новогрудок.

— Мемориальную стену Чарльз еще не видел. Волнуюсь, как он ее оценит, что скажет — но когда я ему показывала фотографию памятника, сказал, что выглядит неплохо, — говорит Тамара.

Использование материала в полном объеме запрещено без письменного разрешения редакции TUT.BY. За разрешением обращайтесь на nn@tutby.com

Источник