Разделы сайта

Свежие новости

Полезные статьи

«Писал обращения, но потом решил действовать сам». Как брестчане делают свой город лучше

«Писал обращения, но потом решил действовать сам». Как брестчане делают свой город лучше

Владимир Красько мечтает сделать Брест дружелюбным для велосипедистов. Елена, Валентин, Ирина и Марина хотят по-новому открыть модернистское наследие города как для туристов, так и для местных жителей. Виктор Климус создает креативное пространство, открытое для любых идей и инициатив брестчан. Каждый из этих людей занимается разной тематикой, но во имя одной цели — изменить свой родной город к лучшему. Зарядив смартфон Huawei P30 Pro, мы отправились в Брест, чтобы познакомиться и запечатлеть на фото местных, которые не сидят сложа руки, а берут на себя ответственность и действуют. О них — в новом материале проекта «Я изменил город».

Уже сейчас более 4 тысяч брестчан ездят на велосипедах. В перспективе — в семь раз больше

Десять лет назад, после долгого перерыва, преподаватель информатики Владимир Красько сел на велосипед и поехал с друзьями на Белое озеро. Впечатления от поездки остались не очень: высокие бордюры каждый раз становились неприятным сюрпризом, а отсутствие дорожек увеличивало шансы столкнуться с пешеходами или самому попасть под автомобиль.

Владимир Красько

После этого Владимир стал писать обращения в органы власти, чтобы как-то эту ситуацию изменить: все-таки ездить на велосипеде — это и быстро, и экономно, и экологично, и просто приятно. Но обращения дело никак не меняли. На этом история могла бы закончиться, если бы мужчина не решил действовать сам.

Со временем вокруг него собрались единомышленники, которым тоже было не все равно, как будет развиваться их родной город. Так появилась общественная кампания «За вело-Брест». Позже она стала зарегистрированным информационно-просветительским учреждением. Кстати, в эти выходные ему как раз исполняется 10 лет.

Как за эти годы изменился Брест велосипедный? Владимир говорит, что существенно, но не приписывает эту заслугу исключительно своей организации.

— У меня нет иллюзий, что только наша деятельность повлияла на ситуацию. Развитие велосипедного движения стало трендом в последние годы. Худо-бедно, шатко-валко двухколесный транспорт приходит в каждый город.

Правда, если отбросить излишнюю скромность, можно смело сказать, что благодаря движению «За вело-Брест» этот тренд прижился и начал активно развиваться.

«Писал обращения, но потом решил действовать сам». Как брестчане делают свой город лучше

С самого начала своей работы Владимир искал контакт с местными властями, потому что понимал: без их решений ничего изменить не получится.

— Мы организовали плотную работу с экспертами. Привозили их из разных стран, например, из Швеции, Нидерландов, устраивали встречи с общественными организациями, архитекторами, властями, чтобы показать: «Вот, есть такой опыт, и его можно перенять».

Также «За вело-Брест» работали над тем, чтобы менять отношение к велосипеду на ментальном уровне.

— Для белорусских властей мы организовали несколько встреч с коллегами из Люблина, чтобы обменяться опытом, технологиями, идеями, как развивать городскую инфраструктуру. Потому что начинать нужно с подхода в головах. Если меняется он, меняется и действительность. Нам было важно, что наши чиновники могли посмотреть на своих коллег из Люблинского горисполкома, которые приезжают на работу на велосипеде, — и это, оказывается, нормально.

«Писал обращения, но потом решил действовать сам». Как брестчане делают свой город лучше

Параллельно движение работало со своей целевой группой — теми людьми, которые раньше использовали велосипед только для покатушек выходного дня вдоль Буга. Со временем они стали видеть в нем вид транспорта, на котором можно не только кататься, но и перемещаться по городу.

— Это подтверждается цифрами, — продолжает Владимир. — Социологи Брестского государственного университета имени Пушкина проводили опросы. Оказалось, что при благоприятной погоде как минимум два раза в неделю более четырех тысяч брестчан используют велосипед в качестве городского транспорта. Это больше одного процента населения.

А в перспективе маячат 8 процентов, рассказывает Владимир. Этот же опрос показал, что около 27 тысяч человек готовы перемещаться по городу на велосипеде, если для этого будет удобная и безопасная инфраструктура.

К слову, постепенно она меняется уже сейчас. Начали исчезать высоченные бордюры, а переезды стали более безопасными. Новые районы города строятся с учетом того, что там будут жить в том числе велосипедисты, которым нужны и велогаражи, и велопарковки. По всему городу появились специальные полосы на тротуарах.

Это, конечно, не идеальный вариант, а, скорее, компромиссный, говорит Владимир. Но пока получается только так.

«Писал обращения, но потом решил действовать сам». Как брестчане делают свой город лучше
Это фото мы сделали на Huawei P30 Pro: спектральный датчик, мощный процессор и самостоятельно разработанный алгоритм позволяют снимкам получаться на 40% более яркими и детальными

Набравшись опыта, «За вело-Брест» начал делиться знаниями с другими. Например, в этом году активисты движения планируют провести масштабный веломониторинг. Для этого они собираются объездить 22 города Брестской области и дать им простые, но важные рекомендации: на что обратить внимание и с чего начинать, чтобы сделать свой город более дружелюбным и удобным для велосипедистов.

— А для Бреста мы разработали отдельную концепцию велодвижения, предложив схему маршрутов, которые свяжут центр и окраины. Мы не смотрим на город как спортсмены, которым важны высокие скорости перемещения. Мы хотим, чтобы город как минимум разгрузился от транспорта. Потому что каждый велосипедист — это потенциально отвоеванное место у машины — и на проезжей части, и во дворах.

Еще одно из достижений «За вело-Бреста» — это то, что Польша официально разрешила пересекать границу на велосипеде. Теперь дело за Беларусью.

— Мы не хотим, чтобы сегодня все брестчане сели на велосипед и помчались в Тересполь в магазин. Мы за бестоварное перемещение с туристическими целями. Например, чтобы туристическая трасса прошла через Брест и привлекла в наш город еще больше туристов.

Конечно, все это не появилось в один момент и не было таким уж простым процессом. Часто дело упирается в чье-то непонимание или нежелание делать свою работу. Но все равно движется.

«Люди удивлялись, что всю жизнь ходили мимо и смотрели на эти дома как на обычные советские постройки»

Ирина — историк, Валентин — программист, Марина и Елена — менеджеры. А вместе они — команда проекта «Брэсцкі канструктывізм».

Чем они занимаются? Изучают историю города, в частности его модернистскую застройку.

«Писал обращения, но потом решил действовать сам». Как брестчане делают свой город лучше
Слева направо: Валентин Тур, Ирина Мороз, Елена Кохович

— Мы с Ирой учились на истфаке и когда-то давно, когда были в Гдыне, увидели брошюру о модернизме, — рассказывает, как все начиналось, Лена. — Помню, она нам очень понравилась, проект показался чем-то новым и необычным. Хотя, казалось бы, в Бресте тоже есть такие дома, но мы не особо много о них знаем.

Через некоторое время Ира и Лена стали восполнять этот пробел. И для них открылся целый пласт совершенно новой и незнакомой истории Бреста. «Почему бы не открыть ее для других?» — подумали девушки и начали работать дальше.

Позже к ним присоединились Марина и Валентин. Вместе они создали сайт, который рассказывает о модернистской застройке Бреста, сделали карты-путеводители на четырех языках, провели цикл дискуссий и уличных встреч, которые знакомят местных жителей с историей родного города.

— Глобальная миссия проекта — воспитать чувство ценности и актуализировать это наследие, — говорит Лена. — Чтобы дома не сносились, чтобы их ремонтировали корректно. У нас в Бресте есть как положительные, так и отрицательные примеры. Отрицательный: пару недель назад у нас снесли дом на Буденного, 3, потому что он «не вписывался в современный ландшафт», хотя, по идее, все должно было быть наоборот. А положительный — когда нынешние хозяева домов, занимаясь ремонтом, стараются делать его в традиционной стилистике модернизма.

«Писал обращения, но потом решил действовать сам». Как брестчане делают свой город лучше

Чем для Бреста уникальна именно модернистская застройка? Ирина объясняет:

— Дома, построенные в 1920—1930-х годах, — одни из самых старых в городе. Изначально город существовал на территории крепости, но в середине XIX века поселение перенесли за ее пределы и начали активно застраивать. Затем случились Первая мировая война, советско-польский конфликт. В итоге, когда Брест вошел в состав Польши, он снова оказался полуразрушенным.

Модернистские дома, которые изучают ребята, строились в конце 1920-х — 1930-е годы. Изначально, объясняет Ирина, в них жили польские чиновники, которые приезжали в Брест на работу, либо состоятельные местные жители (скорее всего, евреи-предприниматели). После 1939 года дома национализировали, разделив их на несколько квартир и поселив туда советскую номенклатуру.

Для местных жителей, рассказывают ребята, модернистская застройка также стала открытием, как когда-то для них.

— Люди удивлялись, что всю жизнь ходят мимо и смотрят на них, как на обычные советские постройки, — вспоминает Ирина. — Они же не обладают какой-то супердекоративностью. Нужно всмотреться, чтобы узнать эту пластику, общий геометрический вид. Для многих все это стало открытием. Это вполне объяснимо: в городе, где ты вырос и прожил много лет, непросто что-то увидеть по-новому.

«Писал обращения, но потом решил действовать сам». Как брестчане делают свой город лучше

Еще одна целевая группа, на которую ориентирован этот проект, — туристы. Неспроста карта-путеводитель сделана на белорусском, русском, польском и английском языках.

— Хотелось бы, чтобы они не только шли на Советскую и смотрели, как зажигают фонари. Мы показываем, что у Бреста есть не только это, — улыбается Лена. — А еще, что мы можем стать интересными другим, только если сами будем любить и беречь свое наследие.

«Насамрэч, добрыя справы можна падтрымаць нават коштам паходу ў кавярню»

До 2014 года в Бресте не было ни одного публичного пространства, в котором можно было провести свое культурное или образовательное мероприятие.

— Магчыма было арэндаваць памяшканне на адзін раз альбо зняць нейкую гарадскую прастору, — описывает обстановку того периода брестчанин Виктор Климус. — Але пляцоўкі, якая была б лаяльнай да грамадскіх ініцыятыў, куды б прыходзілі людзі са сваімі ідэямі, тады не існавала.

«Писал обращения, но потом решил действовать сам». Как брестчане делают свой город лучше
Виктор Климус руководит культурно-просветительским учреждением «Грунт», которое и основало «Грунтоўню»

Частично решением этой проблемы стало креативное пространство «Грунтоўня», открытое для всех на равных условиях. Сюда начали приходить люди с самыми разными идеями: от организаторов встреч с писателями и художниками до тех, кто просто хотел посмотреть и обсудить кино, которое не показывают в кинотеатрах.

Cо временем, вспоминает Виктор, эта идея перестала работать. На год «Грунтоўня» взяла перерыв. Но затем возродилась, переехала в центр города и открылась в совершенно новом формате — как краудфанд-кафе. Это уже не просто площадка, а место, вокруг которого формируется сообщество тех, кто хочет менять жизнь своего города.

— Новы фармат мае тры асноўныя элементы. Гэта і антыкавярня, і лакальны афлайнавы краўдфандынг, і кава ў абмен на дабрачыннасць. Кожны з гэтых элементаў мае інструмент для вырашэння пэўнай праблемы.

«Писал обращения, но потом решил действовать сам». Как брестчане делают свой город лучше

На собственном опыте Виктор прочувствовал, как непросто найти финансирование на небольшую локальную инициативу.

— Анлайнавыя краўдфандынгавыя пляцоўкі для гэтага не падыходзяць. Напрыклад, калі хтосьці хоча сабраць невялікую колькасць людзей на серыю творчых майстар-класаў, наўрад ці для гэтага трэба ангажаваць усю краіну. Мы стварылі краўдфандынг крокавай даступнасці, максімальна блізкі для людзей. Можна проста прыйсці да нас і кінуць два рублі ў слоік на нейкую добрую справу, мерапрыемства ці нешта яшчэ.

Когда в «Грунтоўні» не проводятся мероприятия, она становится антикафе.

— Людзі могуць прыходзіць і карыстацца памяшканнем для сваіх патрэбаў: працы, сустрэч з сябрамі. За гэта неабходна кінуць дабрачынны ўнёсак на любую з ідэй, на якія мы цяпер збіраем сродкі.

Кофе в обмен на благотворительность ставит перед собой совсем глобальную цель — постепенно развивать в Беларуси культуру помощи.

— Сёння шмат хто думае, што мецэнатамі могуць быць толькі вельмі багатыя людзі, якія спансуюць праекты адразу тысячамі рублёў. Насамрэч, добрыя справы можна падтрымаць нават коштам паходу ў кавярню. Калі замест яе абраць нас, атрымаць каву, выпіць яе тут з сябрамі, а грошы аддаць на цікавыя праекты — гэта ўсё таксама працуе на карысць грамадству.

«Писал обращения, но потом решил действовать сам». Как брестчане делают свой город лучше
Благодаря функции интеллектуальной стабилизации изображения в камере Huawei P30 Pro можно точно измерить глубину резкости и выделить объект съемки, а фон сделать размытым

Стать одним из проектов, которому нужна поддержка, совсем просто: нужно лишь прийти, презентовать свою идею, а после чего — занять банку.

Прямо сейчас в краудфанд-кафе «заполняются» три банки: на музыкальный вечер ко Дню города, на оплату аренды помещения «Грунтоўні» и на приложение ReBrest.

— ReBrest — гэта дадатак-гайд па страчанай архітэктуры Брэста. Яго рэліз мы рыхтуем да 1000-годдзя горада (его будут отмечать в этом году — Прим. TUT.BY). З дапамогай даданай рэчаіснасці карыстальнікі змогуць прыйсці і пабачыць, што раней было на пэўным месцы, а таксама як гэты помнік архітэктуры выглядаў, пакуль яго не разбурылі.

Пока планируется «воссоздать» восемь утраченных памятников архитектуры. Но в перспективе, рассказывает Виктор, идею масштабируют на всю Беларусь.

Партнер проекта:«Писал обращения, но потом решил действовать сам». Как брестчане делают свой город лучше

Фотографировать по своим правилам легко, когда у вас в руках лучшая в мире мобильная камера Huawei P30 Pro. Искусственный интеллект, потрясающий зум 50X и алгоритмы обработки изображений Leica — когда попробуете, уже не согласитесь на меньшее.

Источник